Какой национализм опаснее?


От редакции "Еретика"

Продолжаем антинационалистический цикл философа и левого публициста Владислава Бугеры. Ранее уже были опубликованы три статьи из данного цикла: "Обыкновенный, заурядный фашизм...", "Рабочий! Осторожно – фашизм!" и "С Украины". Все эти материалы Бугера написал в 1990-х гг., однако они абсолютно актуальны и сейчас. С некоторыми его идеями можно соглашаться или нет (например, он полагает, что в СССР был не госкапитализм, а неоазиатский эксплуататорский строй, который рухнул в начале 1990-х, и только тогда на просторах бывшей империи возродился капитализм), но сложно не признать уместность и насущность поднятых им тем и проблем для сегодняшнего дня.

=========================================================

КАКОЙ НАЦИОНАЛИЗМ ОПАСНЕЕ?

В 11-м номере «Мирового курьера» (январь 1996 г.) была опубликована статья члена Социалистического рабочего союза Олега Дубровского «Лев Троцкий и украинский вопрос к началу второй мировой войны». Обратимся к заключительной части статьи, где автор, задав вопрос: «Какие выводы можем сделать мы, украинские рабочие активисты, претендующие на звание революционеров и наследников Октябрьской революции ? » – излагает свою позицию по отношению к экономической и политической независимости украинского буржуазного государства, а также свои оценки политической роли некоторых буржуазных партий на Украине. Все оценки и утверждения Дубровского мы рассматривать не будем, а сосредоточимся на нескольких сделанных им очевидных ляпах.
«Нынешняя карикатурная независимость , проводимая пробуржуазной национал-бюрократией – вчерашними сталинистами вкупе с националистами, есть лишь прикрытие для соревнования за Украину между западным и возрождающимся российским империализмом. Пробуржуазная власть качается как маятник между полуприкрытым давлением Кремля и подачками западных финансовых институтов…У нынешней Украины выбор невелик: протекторат империалистической России, или 4-го рейха – объединенной Германии».
В том-то и дело, что нынешняя буржуазная независимость Украины – в отличие от аналогичной независимости времен гражданской войны – отнюдь не карикатурная, а вполне реальная и лишь немногим менее полноценная, чем, скажем, независимость современной буржуазной России. После реставрации капитализма в СССР, сочетавшейся с распадом его на пятнадцать кусков, Украина стала одним из сильнейших среди этих кусков. Так же, как и в других республиках бывшего СССР, украинская госбюрократия высшего и среднего уровня составила основу и главную часть класса буржуазии (добавим, монополистической буржуазии: в бывшем СССР капитализм возродился в государственно-монополистической форме ). Так же, как и буржуазия России, Белоруссии, Казахстана и т.п., украинская буржуазия слабее, чем буржуазия США, Японии, стран Западной Европы. Однако, – в отличие от, скажем, белорусской буржуазии, – капиталисты Украины лишь немногим слабее своих российских конкурентов и довольно успешно отбивают натиск их банковского капитала, сопротивляются их экономическому давлению и спорят с ним по политическим вопросам (пример – вопрос о Черноморском флоте).

Украинский капитал – это не беспомощная игрушка в руках могучих соседей, не пассивный объект их соперничества. То, как киевское правительство обращается с Крымом, свидетельствует о том, что украинская буржуазия имеет достаточно сил и решимости, чтобы не упустить свой (хотя и маленький) кусок пирога, доставшийся ей при империалистическом дележе мира. Украинский империализм – такая же реальность сегодняшнего дня, как и российский, и германский и т.д. И хотя Украина как империалистическая держава гораздо слабее западных колоссов и несколько слабее России; хотя она и находится в полуколониальной зависимости от Германии и США (так же, как и республики бывшего СССР – полуколонии высокоразвитых капиталистических стран), однако все это не мешает ей оставаться империалистической державой, одной из тех, что делили мир между собой. Что же касается протектората России, то вряд ли государство со второй по величине армией в Европе (первая – у России) так просто поддастся под власть своего соседа. К тому же Украина надежно защищена от ядерных ударов: ядерные удары по Украине означали бы радиоктивное заражение всей европейской части России, поэтому она и сама не будет наносить их по Украине, и другим не даст. Зато до тех пор, пока последняя обладает ядерным оружием, она может обстреливать, скажем, Сибирь без риска подвергнуть свою территорию радиоактивному заражению и получить ответный удар от России (потому-то киевское правительство и оттягивает, как только можно, ликвидацию украинского ядерного оружия).

Миф о том, что жалкие украинские «власть имущие» качаются, мол, между Кремлем и Западом – пропагандистское оружие крайне правых украинских националистов, стремящихся сделать еще более жесткой внешнюю политику украинского буржуазного государства. Это стремление вполне соответствует интересам всей украинской буржуазии, что доказывает эволюция политики ее государства после прихода Кучмы на пост президента: этот мягко-улыбчивый «сторонник интеграции» постепенно урезает демократические права масс внутри страны, а в отношениях с Россией проводит все более жесткую линию, прикрываемую заверениями о дружбе. Так же, как и во всем мире, и в бывшем СССР в частности, в политической жизни Украины идет большая волна реакции. Эта волна захватывает и многих леваков, стремящихся быть революционерами, тащит их вправо. В России многих уже прибило к фашистским берегам. Вот и на Олега Дубровского оказывают влияние взгляды и настроения, выгодные фашистам (в данном случае украинским) и распространяемые ими:
«… неосталинистские политические группировки – СПУ, КПУ, ПК(б)У – практически полностью состоят из русскоязычных членов и базируются преимущественно на русифицированном востоке Украины. В Днепропетровске левый политклуб практически оккупирован сторонниками Г.Зюганова, которые кричат, что борьбу за социализм надо начинать с восстановления величия русского народа…Но нести подобный шовинистский бред в украинском городе, пусть даже и в таком русскоязычном, как Днепропетровск, это значит лить воду на мельницу буржуазных националистов».
Последнее совершенно правильно. Днепропетровские сторонники Зюганова действительно помогают украинским буржуазным националистам: вот, например, толкают в их ряды Олега Дубровского…Так же, как и украинские националисты, он обзывает «русифицированным» восток Украины – регион, в которым множество наций и народностей образовали великолепный сплав. В бывшем СССР, пылающем в огне межнациональных конфликтов, восток Украины – один из сегодняшних проблесков будущего смешения наций. Этот сплав формировался еще с царских времен; причины, по которым люди разных наций съезжались сюда, носили главным образом экономический характер, и в их числе никогда не было никакого стремления Москвы растворить местных украинцев в нахлынувших потоках «мигрантов». Поэтому ни о какой русификации востока Украины не может быть и речи. Правда то, что жители восточных и центральных областей Украины используют в качестве разговорных языков русский и «суржик» – своеобразную смесь русского и украинского языков, очень интересную как следствие объективного, независимо от воли правительств и партий идущего процесса слияния наций. Именно этим, а не политическим курсом СПУ, КПУ, и ПК(б)У объясняется то, что члены этих организаций, живущие и работающие в восточных и центральных областях, говорят главным образом по-русски. На Западной Украине соц- и компартийцы говорят и по-украински. Вообще, процент украинцев в этих трех партиях примерно такой же, каков он среди всего населения Украины.

Дубровский свалил СПУ, КПУ и ПК(б)У в одну кучу. На самом же деле первые две из них резко отличаются по своему месту в политическом спектре от третьей. Партия коммунистов (большевиков) Украины действительно проводит политическую линию, совпадающую с курсом российского империализма и прикрываемую лозунгом «возрождения СССР». Это такая же русско-фашистская партия, члены которой считают себя коммунистами, как и партии Анпилова и Нины Андреевой. Соцпартия и Компартия Украины – совсем другое дело. Они не борются за «возрождение СССР», признают украинскую суверенную государственность и даже отстаивают территориальную целостность этого буржуазного государства (например, по вопросу о Крыме выступают с украинско-великодержавных, шовинистических позиций). Их политика направлена не только на сохранение эксплуататорского госаппарата, сегодня принадлежащего буржуазии на Украине, но и против ее присоединения к другим буржуазным государствам (например, к российскому). Одним словом, это украинские националисты, как справедливо отмечают их критики из рядов русско-националистической организации «Союз коммунистов Украины». Правда, они борются за существование украинского буржуазного государства наименее рьяно среди всех украинско-националистических партий. Именно поэтому остальные украинские националисты обзывают их пособниками Москвы. СПУ и КПУ не допускают в своей пропаганде идей национальной исключительности украинцев, их первенства по отношению к другим населяющим Украину народам; они не борются за власть «сильной руки», за свертывание буржуазной демократии (в отличие от зюгановцев, анпиловцев и ниноандреевцев); в отличие от КПРФ – крайне правой русской буржуазной партии, которую многие неправильно называют социал-демократической, СПУ и КПУ действительно являются правыми социал-демократическими (то есть левыми буржуазными) партиями украинской буржуазии.

Именно последнее обстоятельство является причиной тому, что под крылышко этих партий тянутся мелкобуржуазные элементы (в основном пенсионеры из бывших мелких начальников и служилой интеллигенции), которые сами по себе, по своим личным взглядам являются русскими националистами. Русские националистические организации на Украине малы и слабы – украинская буржуазия их не подкармливает, а русской буржуазии нелегко протягивать щедрую руку через границу, – а этим людям хочется прислониться к какой-то силе. Вот они и идут в Соцпартию и Компартию Украины . Аппарат этих партий старается привлекать таких людей или, по крайней мере, уговаривать их голосовать за эти партии на выборах (с этой целью низовые активисты СПУ и КПУ иногда даже использовали лозунг «возрождения СССР», не имеющий никакого отношения к реальной политике этих партий); однако никакого заметного влияния на политику СПУ и КПУ они не оказывают. Напротив, руководство соц- и компартии, управляющее массой рядовых членов почти без всякого контроля снизу, нейтрализует состоящих в ее рядах русских националистов и направляет их деятельность в русло, безопасное для украинской буржуазии. В рядах СПУ и особенно КПУ можно отыскать сторонников Зюганова; в действительности же эти партии не являются русско-националистическими, подобно зюгановской КПРФ. Дубровский не только не подчеркивает этого – читая его статью, можно подумать, что СПУ и КПУ проводят политику русского национализма. Тем самым он поддерживает и раздувает пропагандистский миф более правых, чем СПУ и КПУ, украинских националистов о «коммунистах – агентах Москвы».

Если рабочий активист действительно является пролетарским революционером, то среди всех национализмов его первый враг – национализм той нации, буржуазия которой политически господствует в стране, среди рабочих которой он ведет пропаганду и организаторскую работу. В данный момент на Украине национализмом господствующей буржуазии является именно украинский. Поэтому если Олег Дубровский действительно хочет быть пролетарским реводюционером, то ему не мешало бы сосредоточить свои усилия на борьбе именно с украинским национализмом, отодвинув борьбу с русским и прочими другими национализмами на второй план. Иначе он помимо своей воли станет агентом буржуазии в рабочем движении.

Опубликовано под псевдонимом : Дмитро Зализняк
«Мировой курьер» (МЛТ), №12, апрель 1996. Стр. 8-9.

Комментариев нет:

Отправить комментарий